Президент АКСОН Александра Борисова выступила соорганизатором воркшопа по коммуникации вакцинации для Всемирной федерации научных журналистов (WFSJ). Мероприятие состоялось в Женеве 14-16 октября.

Участниками воркшопа стали 15 журналистов из Великобритании, Германии, Голландии, Италии, Сербии, Румынии, Франции и Черногории.

Своими впечатлениями о прошедшем событии Александра поделилась в фейсбуке:

«Когда шесть месяцев назад мы с Daniela Ovadia (научный журналист, специалист по нейрологии и нейроэтик, со-руководитель лаборатории нейронауки и общества в Университете Павии — прим.ред.) начали работать над воркшопом по коммуникации вакцинации для World Federation of Science Journalists — WFSJ, мы совершенно не представляли каким он будет. Потому что — и это не секрет — сегодня вообще-то никто не знает, как правильно говорить о прививках. Накоплены горы объективных данных о том, что НЕ работает (да практически все, что делалось раньше), а что работает? Мы перелопатили гору литературы, перепробовали десяток идей. И к приезду на гостеприимную виллу Fondation Brocher на Женевском озере, которая приютила наш уютный воркшоп, мы знали главное: мы не преподаем, это не класс и не школа, — мы делимся соображениями и слушаем участников, мы подбираем для них лучших экспертов из широкого круга релевантных дисциплин и добиваемся от них того же — диалога.

В итоге мы с участниками:

— говорили о меняющейся миссии научного журналиста и эксперта от науки. Отвечаю ли я только за факты или думаю об эффекте, который произведет моя работа? Смиряюсь ли я со сложностями, которые создает для освещения науки правила журналистской жизни (другие скорости, вынужденная эпизодичность освещения) — или осознаю риск и пытаюсь его нивелировать;

— вспоминали базовые основы действия вакцин и то, как об этом можно говорить понятным языком. Даниэла нашла совершенно потрясающие видео, о которых десять лет назад нельзя было и мечтать;

— слушали экспертов ВОЗ, но не так, как они привыкли — победными реляциями о том, какие болезни будут искоренены через сколько лет при внедрении какой вакцины. Раймонд Хутубесси рассказывал, в том числе, на примере своей родной Индонезии об экономике вакцин — почему выбирают ту или иную вакцину, как идет ценообразование, почему для разных стран цена одной и той же вакцины может отличаться в разы? Мартин Фриде травил байки о детстве в ЮАР и рассказывал, каков процесс поиска и создания новой вакцины, как ВОЗ пытается использовать бизнес-интересы создавших вакцину фармкомпаний для прогресса вакцинации и обеспечения вакцинами всех нуждающихся;

— пытались с антропологической точки зрения разобраться в культурных истоках антивакцинаторства (кстати, не нужно использовать этот термин — «недоверие к вакцинам» гораздо лучше отражает спектр) с помощью прекрасной Emilie Karafillakis из легендарной группы Хайди Ларсон в Лондонской школе гигиены и тропической медицины;

— с помощью Play and Decide игры вырабатывали свою собственную государственную политику в сфере вакцинации, а потом возвращались в роль журналистов, пожиная плоды — разбирались с тем, как теперь коммуницировать то, что решил сделать законом;

— слушали блистательную Fabiana Zollo из не менее легендарной группы Вальтера Куаттрочокки в Венецианском университете — о том, что происходит с информацией в соцсетях, как мы становимся из-за них дальше, а не ближе, и какие техники репортеров вызывают отклик от читателей, а какие — нет;

— разбирались с различными видами предвзятости (bias) — здесь Даниэла использовала свой опыт исследователя-этика;

— разбирали и обсуждали самые громкие коммуникационные кейсы вокруг вакцин;

— и даже смотрели вместе кино — Contagion. Только не как зрители, а как аналитики — идентифицировали ключевые посылы, повестку, стереотипы. Нашли там важный мотив, который осветить в мастерской не удалось — экономику публичных АНТИвакцинаторов. Есть журналистские расследования о том, как и от того кормятся некоторые из них, но привлечь такого специалиста не удалось.

И все это время участники — журналисты из восьми европейских стран — делились своим профессиональным опытом и историями. Мы узнали, что единого решения проблемы нет и не будет: даже внутри Европы базовые предпосылки и ценности совершенно разные, от коллективизма в Голландии до крайнего индивидуализма во Франции и банального отсутствия денег в Румынии. Каждому предстоит говорить со своей аудиторией на своем языке.

Нашлась и общая история: зачастую политики прикрывают борьбой с антивакцинаторами свою собственную неспособность обеспечить адекватный доступ населения к вакцинам: среди причин, по которым их дети не привиты, львиная доля родителей указывала не идеологические, а практические проблемы логистики. Почти никто из журналистов не знал, что пришедшая из Украины в Европу корь была вызвана не столько коррупцией и недоверием к вакцинам, сколько простым фактом отсутствия должного количества вакцины в стране в течение нескольких лет.

Три дня были такими интенсивными и интересными, что не было ни сил, ни времени опасаться за то, что что-то пошло не так. Но нет, не пошло: мы получили отличные оценки в итоговом опроснике, участники решили готовить материалы по итогам и уехали домой озадаченными — самый надежный залог будущего успеха от серьезного профессионала. Наша ставка на то, чтоб видеть проблему по-настоящему междисциплинарно, не запираясь в рамках профессиональной или социальной роли, а ориентируясь на задачу и последовательно освещать ее грани — медицинскую, культурную, социальную, сработала».